часть1. С лайкой за куницей и соболем

# (user_device_type = phone) or (user_device_type = tablet) ------------ # (user_appearance_type = serp) and (user_appearance_serp = google) ---------- # true

часть1.С лайкой за куницей и соболем

Лайки, работающие по кунице, даже посредственно, встречаются намного реже, чем работающие по птице, белке или копытным. Впрочем, то же можно сказать и о ближайшем родственнике куницы - соболе. Оба эти представителя семейства куньих по праву считаются у лайчатников "красной дичью". И дело тут даже не в том, что стоимость шкурок этих ценных пушных видов всегда была высокой и надеть их на себя не стыдно даже королеве, хотя и это имеет немаловажное значение. Хорошая работа лайки по кунице и соболю, несомненно, является вершиной в пирамиде достижений собаки, специализирующейся на пушнине.

Промысловики Сибири и Дальнего Востока относятся к соболятницам с особым почтением. О выдающейся собаке охотник будет вспоминать, утирая пьяные слезы, до самой смерти. На сотни километров в округе, обычное расстояние для Сибири, рассказы о ней будут передаваться из уст в уста, обрастая невероятными подробностями. Со временем отличить правду от вымысла станет просто невозможно. Это своеобразный сибирский эпос. Подобной вершины славы достигают только выдающиеся лайки-медвежатницы, но охота на медведя относится к другой категории. Добыча этого зверя из-под собак скорее определяет удаль охотника и почти никогда не приносит достатка в семью.

О рабочих качествах хороших собак-соболятниц умалчивают, прячут их за семью замками. Стоимость такой собаки может достигать стоимости дойной коровы. Хотя купить ее практически невозможно. Щенков от соболятниц топят, во избежание конкуренции, оставляя только малую часть для себя. Рабочая собака за сезон охоты может обеспечить безбедную жизнь большой семьи на целый год. Мне доподлинно известно, что хорошие промысловики добывают за сезон до 50 соболей, 80% из них с собакой. Где еще в глухом таежном поселке можно заработать такие деньги? Раньше перекупщики пушнины, как мухи вокруг известных мест, крутились вокруг штатных охотников.

Из-под собаки, работающей по соболю, обычно не стреляют даже белку, не говоря про копытных, дабы не испортить ее. При высокой численности этого зверька она будет беспрерывно отвлекаться. Так, в Горном Алтае мне довелось видеть, как абориген лупил свою собаку, сработавшую белку, при этом он постоянно тыкал зверьком ей в морду, что-то приговаривая на своем языке. Скорее всего, раньше ему доводилось стрелять из-под нее соболя.

Натаскать молодую собаку по соболю намного легче с рабочей собакой, что и делают промысловики, уводящие в тайгу целую стаю всех полов и возрастов. Отбор производится строго, назад в поселок возвращаются единицы. Давайте не будем судить этих людей слишком строго, так делали их деды и прадеды. Ведь в тайгу они ходят не на диване под пледом с собачкой лежать. Лучшие по рабочим качествам собаки вывозились из глухих промысловых районов Сибири даже в питомники лаек. Жалко, конечно, что при таком отборе мало внимания уделяется экстерьеру собак. Не более, чем при выборе топора, ножа или, к примеру, жены - зачем в хозяйстве красивая, но бесполезная игрушка.

Из двух близких видов подробнее хочется остановиться на охоте и натаске лаек именно на кунице. Мне приходилось промышлять и соболя, и куницу, причем, работая в охотустроительной экспедиции, я уезжал в Сибирь с уже взрослыми, рабочими собаками по кунице. Да простят меня многие авторы, считающие соболя какой-то недоступной, почти сказочной добычей. Охота на него с лайкой и проще, и добычливее. Я уже говорил, сколько соболей за сезон добывают промысловики Сибири и Дальнего Востока. Другое дело, какое количество из числа добытых соболей сдавалось государству. И на какое количество соболей у охотника были лицензии. Считать промысловика, или, по-другому, штатного охотника промхоза, браконьером не стоит. Охотничий участок закрепляется за ним на много лет, а часто передается из поколения в поколение. Охотник сам обустраивает участок, охраняет его и регулирует численность. Подрывать запасы в "своем огороде" ему нет никакого резона. При проведении послепромысловых учетов становится ясно, что численность соболя остается высокой. Просто платило государство всегда намного меньше перекупщиков пушнины. Тут тебе и цвет соболя учитывается, и дефектность, а охотник - он ведь не на рынке, товар не выбирает, стреляет то, что его собака найдет, а пахнут все соболя одинаково. Трудозатраты же на добычу самого дешевого, светлого соболька могут быть намного больше. Стоимость соболя по прейскуранту в 2-3 раза превосходит стоимость куницы, значит, охотник Сибири получит во столько же раз больше охотника европейской части России за такую же работу.

Теперь непосредственно о биологии соболя и куницы и особенностях поведения. Численность куницы на 1000 га пригодных угодий, как правило, 1-2 особи, редко до четырех. Плотность соболя в хороших угодьях 4-6 на 1000 га, но может достигать 20 голов. Соболь намного чаще кормится днем. Кормовой след у него, как правило, короче, практически никогда не идет грядой, он охотнее пересекает открытые пространства. На Сахалине мне доводилось стрелять соболя, загнанного собакой на отдельно стоящую посреди поляны березу. Перед этим я его фотографировал, поставив ружье к дереву. С куницей такие номера не проходят.

Держать собственный питомник лаек, как делали богатые люди, познавшие красоту и неповторимость охоты с этой истинно русской собакой, теперь некому. Видно, красоту стали по-другому понимать...

Питомники, принадлежавшие государству, в большинстве своем приказали долго жить. Даже завести пару лаек и прокормить их простому охотнику средней России не под силу. В конце прошлого века лайку называли собакой простолюдина, потому как помогала она ему на жизнь заработать. Не успело и ста лет пройти, глядишь, и опять к выносливой кормилице обратимся.

Кажущаяся простой и надежной натаска молодой собаки с рабочей лайкой, основанная на подражании, таит в сути своей много скрытых недостатков. Даже если на первых порах вы используете опытную собаку, то дальнейшую натаску необходимо проводить самостоятельно. Может получиться так, что вместе с опытом молодая собака приобретет вредные привычки, отучить от которых в дальнейшем ее будет невозможно.

В Костромской области мне довелось охотиться с егерем, который держал четырех взрослых собак. Их работа его вполне устраивала. Вся свора по виду только отдаленно напоминала лаек. Как только одна из собак подавала голос, остальные стремглав мчались к ней. Таким же образом они поступали, когда слышали лай моей западницы, которая работала самостоятельно, вдобавок устраивали свару, набрасываясь скопом на мою собаку. Такая "охота" мне быстро надоела, распрощавшись с обладателем "шибко рабочих собак", я ушел в другую сторону. Вечером выяснилось, что с одной лайкой мне удалось добыть больше, чем ему со сворой глупых выродков. Несмотря на то, что жил он на отдаленном лесоучастке, а моя собака почти весь год проводила в городской квартире.

Образование подобной стаи - типичный пример приобретения недостатков при натаске собаки, основанной на подражании. Собака полностью теряет самостоятельность и уходит на любой лай, который услышит в лесу. Возможно, при охоте на кабана они быстро отобьют от стада подсвинка, но куницу скорее упустят, нежели помогут добыть, мешая друг другу.

Бывают случаи, когда молодая собака, получив необходимую дрессировку и приобретя определенные навыки, случайно натолкнется в лесу на куницу и начнет ее облаивать.

В конце сентября я шел с удочкой по лесной речке в надежде внести немного разнообразия в рацион, наловив рыбы на уху. Омутистая лесная речка была украшена ажурным ледком. Со дня на день должны были ударить крепкие морозы и сковать ее окончательно. Охота по пушнине была уже открыта, но снег не выпадал. Со мной была семимесячная западница, которая обвыклась в лесу и носилась по берегу, изредка подбегая, чтобы уточнить мое местонахождение. Не по годам рано она, как сварливая жена, научилась с презрением относиться к моему увлечению рыбной ловлей. На улице начинало смеркаться, но избушка была рядом, и я не торопился. Поскуливание собаки заставило оторвать взгляд от поплавка. Метрах в пятнадцати от меня на толстую ель быстро взбиралась куница. Поднявшись до толстого сука, она примостилась на нем, с любопытством наблюдая за действиями собаки. Ружье было рядом со мной. Не отводя взгляда от зверька, который мог мгновенно метнуться в густую крону ели, я тихо, без резких движений протянул к нему руку. Щенок уже лаял, отвлекая внимание куницы. Когда я подбежал к ели после выстрела, все было кончено, только прокушенная губа щенка свидетельствовала о небольшой схватке.

Позже эта лайка хорошо работала по пушнине, но чтобы довести ее до ума и дать ей понять, что куницы не сидят на каждом дереве, вторую пришлось тропить, распутывая длинный кормовой след. На сильном морозе ночные наброды быстро теряют запаховую привлекательность для собаки.

Так будем исходить из того, что вам необходимо сделать из лайки кунчатницу. Лучшее время для этого поздняя осень, с выпадением первого снега. Количество его должно быть достаточным для тропления куницы даже в густом ельнике, где снег покрывает землю намного позже. Иначе вы непременно потеряете след. Период этот, к радости лайчатников, иногда длится до нового года, но чаще всего по средней полосе ограничивается концом ноября. С выпадением глубокого снега тропить куницу можно и на лыжах, но от собаки будет мало проку. Самый оптимальный вариант, когда ночью почти с ясного неба в полном безветрии идет тихий, пушистый снежок, который под утро прекращается. Тогда след, который куница оставила под утро, когда была ближе к своему убежищу, настолько четко виден, что на снегу отпечатывается каждый коготок. А вечерний и ночной след присыпан пухлым снегом.

Куница - сумеречный хищник, кормится преимущественно по ночам, захватывая утренние и вечерние часы. Но бывают пасмурные дни, когда серое небо покрыто низкой тяжелой облачностью и даже в обеденные часы непонятно, наступает рассвет или это уже вечерние сумерки. Именно в такие дни можно встретить свежий след куницы днем.

Если ранее вам никогда не приходилось тропить куницу, то лучше позвать с собой опытного товарища. Ее тропление, как и всякая другая охота, имеет свою специфику. В противном случае либо потеряете след, затоптав его вместе с собакой, либо короткого светового дня вам не хватит, чтобы его распутать.

Если вы не первый год охотитесь в данной местности и неплохо знаете угодья, найти свежий след будет намного легче. Следует помнить, что любимые места кормежки куницы - захламленные края делянок и старых вырубок, верховья и пойма в среднем течении небольших лесных речек, поросшие смешанным или хвойным лесом. Широкие открытые пространства куница никогда не пересекает (это лесные поляны, сельскохозяйственные поля, замерзшие речки шириной более десяти метров). А лесные дороги, просеки, небольшие линии электропередач и т.п. из года в год переходит строго в определенном месте. Старые охотники-капканщики прекрасно знают такие места и пользуются этими переходами при постановке капканов даже по чернотропу. Для тех же, кто охотится по кунице с лайкой или натаскивает собаку, знание переходов сбережет время и поможет скорее найти свежий след, разыскать который в удобное для охоты время далеко не простая задача.

Кормовой след куницы может быть довольно длинный. Петляя по завалам и захламленным половодьем берегам лесных речек, куница может пройти до десяти километров. Абсолютно неизвестно, насколько далеко от места, куда куница ушла на дневку, вы встанете на след. У меня бывали случаи, когда до темноты не хватало времени распутать наброды, и день был потерян впустую. Но иногда рабочая собака начинала облаивать зверька через несколько минут после начала тропления. Правда, такие случаи при натаске молодой лайки бывают очень редко. Учитывая, что передвигаться по захламленным местам, одновременно двигаясь по следу, довольно тяжело, намного удобнее тропить зверька вдвоем. Пока один охотник распутывает след, второй пытается обрезать его по кругу. При обнаружении выходного следа тропление продолжается по нему.

Среди опытных охотников бытует мнение, что в сильные морозы куница располагается на дневку в наземных убежищах - выворотнях, корневых пустотах, завалах. В оттепели - в беличьем гайне или дупле. Скорее всего, в этом есть доля истины, но мне приходилось добывать куницу из наземного убежища, когда сразу после продолжительных морозов пошел снег с дождем.

Как только след найден, хозяин пытается обратить на него внимание собаки. Бывает, что благодаря своей природной сообразительности молодая лайка начинает преследование самостоятельно. Но из-за недостатка опыта собака часто сбивается и затаптывает следы. Охотник должен терпеливо продолжать преследование, помогая собаке разобраться в хитросплетении ночных набродов. Когда куница идет грядой, т.е. какое-то время перемещается кронами деревьев, приходится делать большой круг, обрезая следы, чтобы обнаружить место, где она снова спустилась на землю. В угодьях, где куница не подвергается интенсивному преследованию со стороны человека, она менее осторожна, грядой ходит редко, только в годы, урожайные на рябину, да непосредственно перед тем, как уйти на дневку. Если выходной след не обнаружен, значит, куница находится где-то внутри круга. Первым делом охотник должен внимательно осмотреть дерево, перед которым след оборвался. Если это лиственное дуплистое дерево - сомнений не может быть, зверек непременно устроился на дневку в дупле. Такие деревья - любимые убежища, самые удобные и теплые. Они используются куницами в течение многих лет, вплоть до падения дерева. Охотник, который промышляет куницу на одном участке долгое время, непременно запоминает такие деревья.

Если это хвойное дерево с богатой кроной, чаще всего ель или пихта, попытайтесь найти на нем беличье гайно. По форме и размерам оно напоминает гнездо крупной птицы, если рассматривать его с земли. Бывает, но очень редко, что куница устраивается на дневку просто в удобном месте кроны хвойного дерева, обнаружить ее визуально в этом случае очень трудно. А если перед этим она пройдет какое-то расстояние грядой, то поиски вряд ли увенчаются успехом, скорее всего, дождавшись удобного момента, она просто уйдет незамеченной.

По беличьему гайну охотник обычно стреляет дробью, готовый в любой момент произвести повторный выстрел по ходовому зверьку. Как правило, дробь пробивает гайно и достигает цели, а смертельно раненная куница успевает выскочить и упасть на землю. Целиться необходимо в нижнюю часть гайна. Только при потенциальном невезении, когда все в этот день идет кувырком, намертво битый зверек остается в гайне. Этот вариант окончания охоты я упоминаю только потому, что со мной был такой казус.

Чтобы добыть куницу, укрывшуюся в дупле, существует множество способов, вплоть до затыкания отверстия тряпкой, с помощью длинной жерди, рубки или спиливания дерева. Этот прием, не говоря о его трудоемкости, в сути своей просто варварский. Дуплистых деревьев, пригодных для обитания куницы, во всех регионах очень мало. Служить же оно может десятки лет как зверькам, так и охотникам, облегчая разумный промысел этого ценного пушного вида.

%d комментар.