• КАК в СТАРИНУ ОХОТИЛИСЬ НА МЕДВЕДЯ И ПРАЗДНОВАЛИ МЕДВЕЖЬИ СВАДЬБЫ НА РУСИ

    КАК в СТАРИНУ ОХОТИЛИСЬ НА МЕДВЕДЯ И ПРАЗДНОВАЛИ МЕДВЕЖЬИ СВАДЬБЫ НА РУСИ

    Сто лет назад центральная площадь Петрозаводска просто кишела медведями. В городской газете мелькали объявления «Желаю купить несколько медвежьих берлог не далее 150 верст от Петрозаводска», или тревожные призывы охотникам расправиться с медведем, травящим овес в черте города. В карельской деревне не все знали слово «медведь». Его обычно звали просто, но уважительно: «он», «хозяин», «зверь». Считалось, что медведь – это человек, когда-то превращенный волшебным образом в зверя. Однако вера в родство не мешала людям охотиться на медведя. Как охотились на медведя на Руси.

    Как охотились на медведя и праздновали медвежьи свадьбы на Руси

    Охота на медведя, медведь, медведи Карелии, охота на медведя на берлоге, охота на медведя с рогатиной, охота на медведя на овсах, охота на медведя в древности, медвежья свадьба, ритуал охоты на медведя, как охотились на медведя на Руси, народные верования о медведе

    В музее протекла крыша, и вода подпортила чучело одного из двух медвежат. А это, надо сказать, очень почтенный медвежонок: ему уже стукнуло 140 лет, и вместе со своим братцем они старейшие медвежата в наших краях. Поселились они на Круглой площади еще в 1870-х годах, в основанном при губернаторском доме музее.

    А у самого губернатора был вот такой медведь, из лап которого гости угощались напитками разного свойства. Слева учело медведя, добытого в 1877 году в Каргопольских лесах, и принадлежащее Олонецкому губернатору Г.Г. Григорьеву.

    Медведи Карелии и народные верования о медведе

    Итак, сто лет назад центральная площадь Петрозаводска просто кишела медведями. В городской газете мелькали объявления «Желаю купить несколько медвежьих берлог не далее 150 верст от Петрозаводска», или тревожные призывы охотникам расправиться с медведем, травящим овес в черте города.

    Можно было бы сказать, что страсть русского человека к медведям более чем закономерна. Но нет, эта древняя тяга к животному-тотему свойственна многим жителям Евразии и Америки. Везде, где водится этот самый грозный и опасный земноводный хищник, его почитали с древних пор. Но сегодня мы поговорим о карельском медведе, и не о том, что застыл на гербе республики, а о тех, что шуршали малинниками в этих местах в прошедшие столетия.

    Медведи были те же, а вот отношение к ним у людей совершенно иное. Начнем с того, что в карельской деревне не все знали слово «медведь». Его обычно звали просто, но уважительно: «он», «хозяин», «зверь» («звирь»), еще «овсяник». В заклинаниях его называли «сын тети» - это хороший пример того, что местное население было твердо убеждено в родственных связях человечества с медведем. Считалось, что медведь – это человек, когда-то превращенный волшебным образом в зверя. Поэтому-то медведь никогда не нападал на человека сам, лишь из мести за причиненное ему неудовольствие или в качестве наказания за грех, совершенный человеком. Даже гибель коровы от лап медведя объяснялась тем, что «Бог позволил».

    Уверяли, что частенько под снятой медвежьей шкурой находили кушак, опоясывающий тушу, а то и остатки одежды и украшений. Родственные связи были причиной, по которой не употребляли в пищу медвежье мясо. Зато успешно сбывали в город шкуру, медвежьи окорока и лапы, а себе оставляли целебный жир. Очевидно, что вера в родство не мешала людям охотиться на медведя, и среди охотников были те, кто занимался исключительно охотой на «зверя».

    Охота на медведя, медведь, медведи Карелии, охота на медведя на берлоге, охота на медведя с рогатиной, охота на медведя на овсах, охота на медведя в древности, медвежья свадьба, ритуал охоты на медведя, как охотились на медведя на Руси, народные верования о медведе

    В древности охота на медведя представлял собой целый ритуал, сложный и долгий. Мы знаем о нем из песен-заклинаний, записанных исследователями еще в 18-19 веках, когда он уже исчезал из деревенского обихода.

    На охоту на медведя отправлялись весной, когда медведь от спячки терял 2/3 былой силы. Тот, кто нашел берлогу, устраивал трапезу для охотников, которые собирались с ним на охоту. Перед самой охотой мужчины мылись в бане, им было предписано половое воздержание. Скатерть со стола брали с собой в лес и там, на импровизированном помосте, продолжали трапезу. Не стоит думать, что охотники любили покушать: любой пир был призван снизить опасность охоты, магически воздействовать на нее.

    Женщинам запрещалось принимать участие в праздниках, связанных с жертвоприношениями. Но, неся в деревню тушу убитого медведя, привязанную за лапы к шесту, мужчины пели песни, в которых обращались к женам:

    Вымыты ли скамьи уже,

    Подметены ли полы,

    Прибывающему издалека гостю?

    При этом люди, со свойственным им не желанием быть в чем-то виноватыми, оправдывались, таща убитого «родственника»:

    Дал нам лес медовую лапу!

    Не ловил я его с ружьем,

    И не гнался и не стрелял:

    Сам споткнулся он с коряги,

    Сам скатился с дуги.

    В избе уже снятую медвежью шкуру опускали на лавку, потом расстилали на столе. С медведем могли даже здороваться за лапу. После этой торжественной встречи назначали день праздника, который в переводе на русский назывался «праздник головы, или свадьба». Эта «медвежья свадьба» была симбиозом пира, свадьбы и похорон.

    Медвежья свадьба

    Под пение слов «Прочь, парни, из сеней, девушки от дверных косяков, при входе хорошего в избу, вступлении святого в жилище», голова медведя, как вместилище его души, занимала почетное место в верхней части стола, где обычно сидел хозяин, в красном углу. Среди гостей выбирали «жениха» и «невесту», которые садились подле головы.

    Чаша с головой обходила весь стол под пение песен. В 17 веке мужчины пили пиво из медвежьего черепа и рычали как медведи, добывая дополнительную удачу себе на охоте.

    Зубы из черепа раздавались охотникам, а на утро останки медведя-гостя относили в лес: череп вешали на ель или сосну, а кости зарывали в корнях дерева.

    Таким образом, медведь возвращался к дереву-прародителю, а люди, выпив пива, молча шли домой.

    Практический подход к охоте на медведя

    К началу 20 века медвежья свадьба почти исчезла: стал преобладать практический подход к добыче медведя. В Петрозаводском уезде особой статьей дохода крестьян-охотников была продажа городским охотникам мест залегания медведей на спячку и помощь в охоте на медведя в берлоге.

    Охота на медведя на берлоге

    Часто использовался самый древний и опасный способ - охота на медведя с рогатиной, когда охотник-смельчак вступал в почти рукопашную схватку с животным. Конечно, чаще ходили несколько охотников вместе. Рогатиной, копьем с железным наконечником, которую засовывали в берлогу, тревожили медведя. Охотники старались выстрелить в тот момент, когда голова хищника появлялась наружу. Если выстрелы были неудачными, один из охотников удерживал зверя рогатиной (либо лайка отвлекала медведя), пока другие перезаряжали ружья.

    Охота на медведя с рогатиной

    На фотографии ниже можно видеть наконечник рогатины, которая принадлежала шокшинскому медвежатнику П.А. Коновалову, убившему ею за одну зиму 22 медведя. Он служил шкипером у одного петрозаводского купца, но летом занимался тем, что в 1870-х годах продавал берлоги купцам из Питера.

    Охотились на медведя и с одной рогатиной, что требовало большого мужества, ловкости и силы.

    Использовали древние ловушки, которые требовали почти инженерных познаний. Ловушка «щемица» делалась всего из четырех бревен и жерди, но так зажимала лапу попавшемуся медведю, что он не мог выбраться.

    Охота на медведя на овсах

    Философское смирение перед наказанием за грехи в виде задранной коровы было свойственно не всем. Если медведь начинал систематически нападать на скот летом или уничтожал овес на полях, на него начинали охоту.

    Охота на медведя с водкой

    Иногда люди прибегали к особо изощренным методам, видимо, будучи не в силах справиться с широтой своей человеческой души. Вот как описывает карельский этнограф К. Логинов «месть» космозерских крестьян медведю: по приговору схода для медведя, задравшего за лето двух и более коров, покупалось ведро водки, которое вкапывалось рядом с мертвой тушей коровы. Медведь, поев мяса, пил водку и засыпал, после чего на шею ему надевался сыромятный ремень со звонким медным колокольчиком. Зверь, проснувшись, не находил себе покоя и погибал на 4-5 сутки… Как видно, у этих людей уважение к древнему тотему совершенно истощилось на почве материальных убытков

    Е.Логвиненко, фото из Национального музея Карелии

    0 комментар.